86-летняя череповчанка больше года судилась, чтобы зарегистрировать дачный дом

86-летняя череповчанка больше года судилась, чтобы зарегистрировать дачный дом

Пенсионерка Клавдия Громова, желая привести в порядок документы на дом в Череповецком районе, столкнулась с невозможностью сделать это из-за… переименования деревни. Населенный пункт, где находится дача пожилой женщины, за последние несколько десятков лет переименовывали трижды. В итоге оказалось, что в разных документах дом значится по разным адресам.

Дом в деревне Подкаменник (современное название) Череповецкого района принадлежал еще матери пенсионерки, которая скончалась в 1988 году. Нотариус выдала свидетельство о праве на наследство, где было указано, что деревянное здание находится в деревне Крутец Дмитриевского сельсовета.
«Еще раньше деревня называлась, если не ошибаюсь, Демидовка, — рассказывает дочь Клавдии Громовой Елена Кузнецова. — К моменту смерти бабушки домов в деревне почти не осталось, было решено присоединить деревню к соседней — Крутец, которая расположена за три километра. Наш дом получил новый адрес. А в 90-е снова началась застройка, приехали дачники, деревня получила название Подкаменник. В 2017 году мама захотела разобраться с документами. В мае мы заказали в БТИ межевание. Только в декабре они его сделали, мы сдали документы в МФЦ, но кадастровый паспорт получили только на землю. По дому из Росреестра пришло уведомление о приостановлении регистрации, так как в свидетельстве нотариуса одно название деревни, а в документах БТИ — другое. Мне пришлось брать маму, которой, напомню, 86 лет, и идти на Краснодонцев в Росреестр. Там сидит женщина и говорит нам: «Ну, давайте, убеждайте меня, что этот дом всегда тут стоял!». От такого обращения мама просто заплакала. Нас отправили в суд. Конечно, мы постарались, чтобы мама как можно меньше этим занималась, наняли юриста. Полтора года ушло на хождение по судам».
В администрации Череповецкого района не смогли прокомментировать ситуацию с переименованием деревни, переадресовав в администрацию поселения. Заместитель главы муниципального образования «Воскресенское» Ирина Белякова сообщила, что работает в своей должности с 1999 года и знает только о названии Подкаменник:
«В 90-х, действительно, дачники брали здесь дома и участки, строились. В Подкаменнике сейчас всего 14 домов и прописано два человека. В соседнем Крутце восемь домов. Зимой ни там, ни там никто не живет, заявок на чистку улиц от снега нет».
«Нотариус, который выдавал свидетельство о праве на наследство, давно умер, — объясняет юрист бюро «Гурняк и партнеры» Олег Иванов. — Я направил иск в Череповецкий городской суд для исправления ошибки в свидетельстве. Суд в иске отказал, решив, что ошибки нет, так как деревня Крутец в действительности была. Росреестр в отзыве на иск указал, что необходимо либо признать право собственности, либо факт пользования домом. Учитывая сумму госпошлины, которая по иску о признании права собственности в десятки раз выше, решили установить через суд право пользования домом. Но уже в данном деле Росреестр указал, что возможно лишь признать право собственности, так как у дома якобы увеличилась площадь за счет ремонта скотного двора, хотя ранее скотный двор был, в материалах дела имелись справки, что дом не перестраивался. Далее было еще два иска, и только мировой суд признал право собственности за Клавдией Ивановной. Разбирались с регистрацией дома около года. Громовой предстоит еще обратиться в Росреестр для регистрации права по решению суда. Самое интересное, что пока дом не оформлен и не стоит на кадастровом учете, налоги не начисляются. После регистрации их необходимо будет платить. На мой вопрос Клавдии Ивановне, зачем оформлять дом и платить налоги, последовал ответ поколения СССР: «Если я умру, чтобы дочка по нотариусам меньше ходила». Надо отдать должное Клавдии Ивановне: теперь у дочери не будет проблем при оформлении наследства».
По словам Елены Кузнецовой, с аналогичными проблемами при оформлении недвижимости столкнулись и другие жители деревни.
Как удалось узнать cherinfo, практика «присоединения» населенных пунктов довольно распространена в Вологодской области. Так, в том же Воскресенском муниципальном образовании были объединены деревни Трофимки и Поповское.
«Так как в Трофимках никто не жил, ее присоединили к Поповскому, — рассказал житель Трофимок Андрей Заводчиков. — Присоединили очень давно, тогда здесь не было ни электричества, ни моста. Сейчас все это есть, люди стали приезжать. Считали, что деревня умерла, а она опять начала жить. Но из-за всего этого получилось так, что дорога от Поповского до Трофимок, которая вся разбита и идет через кладбище и лес, официально является улицей в Поповском! И ремонтировать ее деревня должна за свой счет, а денег нет. Если бы эта дорога имела статус дороги между деревнями, процесс, возможно, пошел бы быстрее. Хотя нам пообещали в следующем году канавы сделать и помочь с ремонтом моста».
Как утверждает доцент кафедры географии Вологодского госуниверситета, кандидат географических наук Наталия Солдатова, объединение деревень — нередкий случай как ранее, так и сейчас.
«Соединяются населенные пункты, которые очень близко находятся, для Вологодской области было характерно очаговое расселение, — рассказывает Наталия Солдатова. — Было несколько маленьких деревень, потом решили назвать все одним именем. Довольно много таких ситуаций в последние годы в Вытегорском районе: одно название осталось, а три исчезли. Появляется даже на бытовом уровне проблема найти деревню. С другой стороны, название — один из элементов историко-культурного наследия. Людям важно, где они жили. А получается, что не просто деревня опустела, а и названия ее не стало. С конца 1990-х в Вологодской области насчитывается около 8000 населенных пунктов, и эта численность стабильна. Больше четверти — без жителей, это «пустые» деревни. Возможно, там есть дачники, но их статистика не учитывает. Могут быть обратные ситуации: населенный пункт существовал без жителей, но кто-то там стал жить. Кто-то, может, вернулся, купил дом или отремонтировал родительский. Такое бывает. Очень интенсивно идет процесс объединения даже не деревень, а сельских территорий, сейчас они называются сельскими поселениями. Укрупнение объясняется тем, что сокращается бюрократический аппарат, возникает экономия на управлении. Все услуги стягиваются в один центр. По периферии идет реорганизация школьного образования, медицины. Мы уже имеем ситуацию, когда во многих районах одна сельская больница. Периферия оказывается без услуг и теряет население».
В 2013—2017 годах в Вологодской области число сельских поселений сократилось с 252 до 159.
Андрей Ненастьев
15:37
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!